Вход
e-mail:
Пароль:
 
  Забыли пароль?
 Методология в России Вход Регистрация Архив сайта

Цитата месяца

«Однажды я заметил Райху, что у меня есть определение счастья. Он поднял брови, посмотрел на меня насмешливо и спросил, как я это понимаю. Я ответил: «Счастье есть осознание роста». Его брови опустились, и он прокомментировал: «Неплохо».

                                                                                       А.Лоуэн «От Райха к биоэнергетике»

 

Колонка редакции

Содержание журнала

Reflexum

Версия для печати

Воловик В.

Под себя или вдаль? Заметки о происхождении мышления.

Удивительно, но сегодня в Западной Европе разворачивается движение за то, чтобы мужчины писали сидя на унитазе. Дерзкая мужская струя, устремляясь с высоты, разбивается на брызги, чем нарушает европейский стандарт стерильной чистоты.

Думаю, что каждый мужчина почувствует в предложении писать сидя какой-то подвох. И дело не в рациональных доводах и возражениях, а в каком-то глубинном, чуть  ли не рефлекторном сопротивлении.

Маргарет Мид[1] показывает, что культурные системы могут чрезвычайно далеко уклоняться от биологической основы, что разные культуры дают, поэтому, широкий ряд вариаций поведения. В ряду примеров таких культуральных различий, она описывает, как «сильные мужчины» из Западной Европы чувствуют себя униженными, когда встречают людей из Восточной Европы, где мужчины присаживаются на корточки, чтобы помочиться»[2].

Что же чувствуют при этом сами жители Восточной Европы, которые писают под себя? Как сказывается этот факт на других сторонах их поведения? Как он влияет на культуру этих народов в целом? И что произойдет с человечеством, если по санитарным или каким-то иным соображениям, все мужчины будут отправлять свою малую естественную надобность сидя?

Ответы на этот круг вопросов требуют проведения масштабных междисциплинарных исследований, но некоторые предварительные замечания можно сделать уже сейчас.

Прежде всего, давайте обратим внимание на гендерные особенности мочеиспускания у млекопитающих.

Самки писают под себя, присев, ограничивая полет струи, прикрывая ее телом. Если обратить внимание на их взгляд, то мы увидим, что в этот момент он рассредоточен. Можно сказать, что самка никуда не смотрит. Беззащитность присевшей самки требует расфокусированной настороженной внимательности.

Самцы устремляют свою струю вдаль. Собака поднимает ногу и писает вбок. Кот… с котом сложней. Ведь обычно он писает под себя, как и кошка… но когда кот метит территорию, он поднимает хвост и писает горизонтально вдаль–назад!

Вот причина этого важного различия! Самцы метят территорию. Для этого им важно уметь регулировать напор и направление струи, уметь дозировать ее, чтобы пометить все важные места.

Когда самец метит территорию, его взгляд, в отличие от самки, сосредоточен. Он писает, утверждая свою претензию на описываемый предмет, он писает, захватывая и присваивая. И он смотрит на реального соперника или его взгляд сканирует окружение в поиске возможного соперника.

Для человеческих самцов и самок характерны всё те же отличия. Точно также, женщина приседает, точно также направляет свою струю мужчина… так, да не так! Мужчина писает не вбок, не назад, а вперед. И если взгляд самца собаки направляется в любое место, кроме помечаемого предмета, то взгляд мужчины, следуя за струей, сосредоточен на описываемом предмете.

Так, с появлением прямохождения, предмет захватывается, присваивается, помечается не только струей, но и взглядом, не только обозначается физически, запахом, но и выхватывается взглядом, помещается в поле сознания.

И уже в этом моменте прямохождение начинает играть исключительную роль, как бы удваивая мир, который один раз присваивается через непосредственное действие, а второй — через представление в поле сознания.

Дальше мы вынуждены совершить скачок, переместившись в тот момент развития человечества, когда необходимость физически помечать территорию уже исчезла.

Здесь происходит второе, но не менее важное событие. Взгляд мужчины продолжает следить за струей, но сам предмет, в который она упирается, больше не представляет для него интереса. И эта сосредоточенность становится самоценной. Сосредоточенность на предмете превращается в сосредоточенность ни на чем, в саму–в–себе–сосредоточенность.

До этого времени поле сознания наполнялось описаниями (представлениями) важных предметов жизненной территории. И мужчина искал и помечал (дважды, струей и взглядом!!!) именно такие предметы. Теперь, когда его сосредоточенность освобождается и получает возможность концентрироваться на любом представлении, независимо от того, был ли до того в его жизненном поле соответствующий этому представлению предмет жизни.

Именно этот момент освобождения представления от представляемого позволяет событиям в поле сознания не просто дублировать события на поле жизни, а происходить относительно автономно, иногда следуя за жизненными событиями, а иногда предвосхищая их. Так воображение отрывается от опыта и устремляется вдаль.

Это еще не мышление, но это основа мышления.

Может сложиться впечатление, что мы связываем мышление исключительно с мужским, устремленным, прицельным, присваивающим. Ведь женщины продолжают приседать, как самки животных.

Здесь уместно вспомнить байку про женское и мужское мышление, которую рассказал Георгий Петрович на 60–й игре, в Калининграде.

Он долго бился над каким-то важным вопросом, а Галина Алексеевна подошла и сразу увидела решение.

— Слушай, я ведь умный. И, думаю, умней тебя. Почему часто получается, что ты видишь решение, а я нет?

— У вас, мужчин, мышление длинное, пронзающее, устремленное вперед, а у нас оно круглое, охватывающее со всех сторон. Ты своим мышлением тыкаешь, тыкаешь, пока не попадешь, а я сразу вижу[3].

Не следует забывать, что к моменту, когда мужская со–средоточенность освобождается от помечаемого предмета, женская рас–средоточенность тоже освобождается от своих защитных функций. Женщине уже не нужно чутко вслушиваться в шорохи леса, ожидая опасность со всех сторон. Но ее освобожденная от конкретики жизни способность схватывать обстановку, как целое тоже переносится в ментальный план. Я намеренно не говорю о поле сознания, поскольку оно для меня, прежде всего, связано с представлением, с мужским сосредоточенным, сканирующим, картографирующим взглядом.

Я не буду утверждать, что женщины лишены сознания. Но я утверждаю, что в коллективном общечеловеческом развитии сознание является мужским достижением. Если бы оно не было разделено и не было освоено женщиной, она не смогла бы в полной мере воспользоваться преимуществами прямохождения, не смогла бы оторвать свою рассредоточенную чуткость от жизненных коллизий.

Но, получив эту возможность, женщина направляет свое бессознательное, цельное и чуткое восприятие на те предметы мысли, которые еще не оформились настолько, чтобы их заметил сосредоточенный взгляд.

Задача мужского взгляда поймать, схватить и пометить предмет. Задача женского чутья — не упустить.

Для мужчины карта мужских представлений — результат. Для женщины это паутина, в которой может дрогнуть какая-то из нитей. И она чутко воспринимает натяжения всей этой паутины, чтобы поймать в нее то, что упустил мужской взгляд.

Чтобы оценить значение женского и мужского вклада в общечеловеческое мышление, уместна метафора охоты.

Мужское мышление — охота с луком, копьем, рогатиной. Высмотреть, прицелиться и совершить точный выстрел или удар. Не случайно в древнерусском языке слово «мысль» первоначально обозначало белку[4].

Женское мышление  больше похоже на слух или обоняние. Оно основано не на устремлении, а на ожидании. Его метафора — охота с ловчими сетями. Их забрасывают (расставляют) и, затаившись, ждут, не трепыхнется ли добыча.

И я утверждаю, что только комплекс мужского и женского образует мышление в собственном смысле слова. Не обязательно связывать мужской тип мышления исключительно с мужчинами, а женский с женщинами. Многие мужчины практикуют рассредоточенное восприятие, а женщины часто демонстрируют точный и сосредоточенный мужской взгляд. Но по-прежнему мужчины устремляют свою струю вдаль, а женщины скрывают ее под собой. По-прежнему взгляд мужчины в этот момент сосредоточен на чем-то, а взгляд женщины рассредоточен, расфокусирован[5].

Мне остается добавить, что прямохождение изменяет женское поведение не только опосредованно, через мужчину. Все понимают, что все эти размышления, включая байку Георгия Петровича, не случайно пронизаны фрейдистскими подтекстами. Когда соединяются мужское и женское, только ханжа исключит значение секса.

И для пса самые важные и особенно тщательно помечаемые места — лужицы, которые оставили самки (особенно течные). Было бы слишком смело говорить, что, помечая эти места, кобель символически овладевает сукой (хоть искушение очень сильное). Но он отмечает свою претензию на владение этой и другими суками на своей территории.

И присевшая сука вслушивается не только в защитном контексте. Где-то рядом может оказаться самец, и это не менее важно. Отдаться шорохам и запахам леса, может быть это символ готовности отдаться, как таковой?

Я бы утверждал, что точно также, мужское устремленное, представляющее мышление стремится отметить и оформить женские смутные интуиции. И в игре этой абстрактной, оторванной от конкретных особей пары невероятно важно прямохождение обоих сторон. Не следует забывать, что если бы существовала Камасутра собак, она состояла бы всего из одной позы. Гибкость и разнообразие сочленений мужского и женского возможны только у прямоходящих.

Естественно, что в этой теории остается множество лакун. Но если теперь вернуться к тому пункту, который побудил нас предпринять это размышление, становится понятным, что крайне рискованно без дополнительных исследований вынуждать мужчин писать сидя. Это может привести к утрате важного фактора, который воспитывает возможность мужского вклада в мышление. А это ведет к утрате или серьезным деформациям мышления как такового[6]. И неважно, стоит ли за этой тревожной тенденцией немецкое стремление к стерильности, тайная феминистская программа или это молчаливое отображение факта уже происшедшей стерилизации европейского мышления, мужчинам мира важно понимать возможные последствия и противостоять им. Мы надеемся, что ответственные женщины, присев на свои унитазы, подумают и присоединятся к мужчинам, чтобы завтра им не пришлось вслушиваться в шорохи леса[7].

 

Сопроводительное письмо автора к редакции.

 

Не уверен, что «Кентавр» может заинтересовать подобный материал, но все-таки рискну послать его. Самое сложное — определить жанр.

Я действительно видел телевизионный сюжет об этом движении. Действительно Маргарет Мид упоминает в соответствующей работе упомянутую мной деталь. Действительно Георгий Петрович на ОДИ–60 рассказывал байку о мужском и женском мышлении (передаю ее по памяти, но, как мне кажется, близко к тексту).

Имея собаку, кота и достаточно много наблюдений за поведением собственных и чужих собак и кошек обоих полов, я могу поручиться за точность в описании их поведения в интересующем меня аспекте. Личный опыт, наблюдения и недавние опросы позволяют говорить о том же в отношении мужчин и женщин.

Я знаю, что многие млекопитающие отклоняются от описанных стереотипов. У некоторых самцы не метят территорию, у некоторых метят территорию самки (кажется у гепардов) или и самцы, и самки. Но я считаю возможным отвлечься от этих отклонений. Уверен, что их детальный анализ позволил бы сохранить основу «теории».

Я наблюдал единичные примеры поведения шимпанзе, которые соответствуют общему принципу, включая направление взгляда вдоль струи у самца, но недостаток материала не позволил мне включить этот важный пункт в статью.

Полушутя, мы давно связывали поход в туалет, правда, не с мышлением, но с выходом в рефлексию. Слишком часто, вернувшись оттуда, игроки делали рефлексивные суждения.

Из опыта гипноза я знаю, что особенности состояний (взгляд, напряженность мышц, поза…) мужчин и женщин в момент мочеиспускания соответствуют двум типам трансовых состояний, на которых могут разворачиваться процессы, сходные с теми, которые я называю мужским и женским «мышлением».

Будь я чуть серьезней, я бы и вправду провел исследования, сама идея которых придала бы моему стебу статус теории. При этом я опирался бы на работы Маргарет Мид, Грегори Бейтсона, на Райха и Лоуэна, сослался бы на пару мест в работах Генисаретского и т.д. и т.п.

Но даже в этом случае я вряд ли получил признание, как со стороны академической науки, так и со стороны методологического сообщества.

К счастью, я не настолько серьезен. Скорей, этот текст демонстрирует мое отношение к теоретическому как таковому. Я считаю, ценностью не верить ни во что, но (если надо!!!) быть способным поверить во что угодно. На этой грани между веселым цинизмом и ограниченной задачами ситуации наивной серьезностью у меня часто рождаются подобные теории, которые помогают решать многие ситуации групповой и индивидуальной работы разных жанров.

И в этом случае (как ни смешно) я уже получил довольно интересное поле для вполне серьезных концептуализаций.

Неважно, сможешь и захочешь ли ты рассматривать вопрос об уместности такого материала в «Кентавре», я буду рад, если он тебя рассмешит.

 

С уважением,

 

Володя

 

 

 



[1] Мид М. Мужское и женское. Исследование полового вопроса в меняющемся мире. — М.: РОССПЭН, 2004

[2] Мы не претендуем на исчерпывающее знание в этой области, но знакомство с мочеиспускательным поведением мужчин в Европейской части СССР, а так же, мужчин Чехословакии и Польши, позволяет предположить, что речь может идти о жителях Югославии, Румынии или Балканского полуострова. Ниже мы покажем, что эта особенность могла возникнуть в связи с долгим периодом Турецкого ига и систематическим подавлением мужского типа поведения.

[3] Участники ОДИ–50 могут помнить, что она была посвящена пониманию, и что сам пример был направлен на то, чтобы созначить женское «мышление» и понимание, противопоставив их собственно мышлению. Я не берусь включать в статью столь тонкие расчленения. В словах Галины Алексеевны мог быть скрыт важный смысл (язык умнее нас), требующий говорить именно о женском и мужском мышлении. Проработка этой темы может потребовать даже ревизии схемы мыследеятельности. Например, поместив слева мужское, а справа женское, мы можем поместить в верхнем поясе мужское и женское мышление, внизу — мужское и женское мыследействование, а пояс мыслекоммуникации станет пространством для символического соития, которое и обеспечивает творческую, порождающую силу мыследеятельности в целом.

[4] Этот смысл сохранился до сих пор: слово «охотник» переводится на украинский как «мисливець»(читается — «мыслывэць»). В русском одно из значений слова «промышлять» — охотиться.

[5] И те, и другие могут в этот момент прикрыть глаза, но это лишь подчеркивает безразличие к жизненному окружению. В позе мужчины чувствуется концентрация, собранность, нацеленность. В позе женщины — расслабленность, рассредоточенность.

[6] Было бы интересно провести сравнительные исследования, выделить те типы культур, которые полностью или частично ограничивают устремленность мужской струи, возможность взгляда следовать за ней, или, наоборот, влияют на женскую манеру писать под себя. Мы уверены, что такие примеры есть, и что соответствующие особенности влияют на возможности мышления.

[7] Я не упомянул еще один интересный факт. Недавно я узнал, что существуют женские писсуары!!! Но пока мне неизвестно, требует ли их конструкция направлять струю и позволяет ли следовать за ней взглядом. Уже одна из этих возможностей может серьезно повлиять на женское мышление.

Комментариев (4)

Гаврилов Константин Филиппович (29 ноября 2009)

К.Ф.Гаврилов (29/11/09). Поскольку существуют модели полноценного (мужского + женского)деятельностного пространства не только "мышления", но и поведения и сознания (сознавания)- напр. "И-Цзин", то уместно ли вопрошание такой полноценности относительно пространственности развития СМД, коим по-моему является пространственность ОДИ? И, если да, то каким образом должны измениться принципы оргпроектирования ОДИ?

Тер-Габриелян Г. А. (13 октября 2007)

Для меня, как смотрителя ЖЖ-сообщества Бахтина и продвигателя идеи рассмотрения методологии и учения Бахтина в едином контексте, неожиданный и, тем более, несколько табуированный материал и цепочка выводов ценны сами по себе, как картина. Я не берусь судить, есть ли корреляция между гендером и типом мышления, и где она пролегает. Это легко может перейти в неинтересное обсуждение. Но внесение в контекст Кентавра интеллектуального "хулиганства" я приветствую, в частности и потому, что в контексте России оно сегодня, как и многие другие свободы, не приветствуется.

Воловик В. В. (15 сентября 2007)

Это теперь обычно в сообществе методологов. Никто ничего не обсуждает. Все ждут обсуждения своих текстов. Так и я.
А Вы? Вы согласны?

Владимир Воловик

Тер-Габриелян Г.А. (28 августа 2007)

Хорошо. Давно не читал, увлеченный первой же фразой. Жаль, нет дискуссии. Неужели все согласны?

Добавить комментарий: