Вход
e-mail:
Пароль:
 
  Забыли пароль?
 Методология в России Вход Регистрация Архив сайта

Цитата месяца

«Однажды я заметил Райху, что у меня есть определение счастья. Он поднял брови, посмотрел на меня насмешливо и спросил, как я это понимаю. Я ответил: «Счастье есть осознание роста». Его брови опустились, и он прокомментировал: «Неплохо».

                                                                                       А.Лоуэн «От Райха к биоэнергетике»

 

Колонка редакции

Содержание журнала

Communicarium / Про-чтение

Версия для печати

Содин С., Никитин В., Казарновский А., Марача В.

Комментарии к статье М.Раца "Политика развития"

Коллеги предпочли поделиться со мной своими соображениями по моей статье "Политика развития", опубликованной в сетевом журнале "Кентавр" в личных письмах. С разрешения авторов я публикую их замечания и соображения.

Свои ответы оставляю за кадром, т.к. на сайте Фонда Г.П. вывешиваются мои тезисы к докладу 19.06.07., где по возможности (и в меру моего понимания) полученные замечания были учтены.

М.Рац

 

Комментарии C.Л. Содина

Первым откликнулся из Харькова С. Л. Содин. Он пишет, что события на Украине отбили у него вкус к обсуждению политики, но тем не менее «Некоторые места Вашей статьи мне интересны.
Мне интересно Ваше понимание политики - оно шире, чем другие известные мне. Вызывает вопрос результирующая [политическую борьбу] политическая линия и реализующая её деятельность.  Есть ли таковая в политике? Имеет ли политическая борьба результат? Может практические действия власти ничего не результируют и не являются деятельностью над деятельностью?

Мне интересно Ваше различие ценностей и интересов и рассуждения о содержательном разрешении ценностных конфликтов. Но имеет ли это отношение к существующим субъектам политики? Реализуют ли политические силы СВОИ СОБСТВЕННЫЕ ценности? Или они оправдывают и реализуют то, что ожидают от них?

Я понимаю, что то, что я пишу, брюзжание, а не критика. Видимо я реагирую на чрезмерный с моей точки зрения идеализм.

ПРИМЕНИ СКАЗАННОЕ К СЕБЕ...

Обратимся к методологии КАК К ОБРАЗЦУ. После того, как не стало Георгия Петровича СМД-методология "успешно" фрагментируется; никакой политической надстройки над ней нет. Нет и единой программы, единого канона, единой (результирующей) линии.

И это далеко не единственный пример. Мне известны многие симпатичные направления конфликтологии и психологии, рассуждающие о ценностных
конфликтах, о технологиях поиска рамки согласия. Но "отцы основатели" этих школ, когда дело доходит до собственных конфликтов интересов и ценностей, напрочь "отказываются" от собственных подходов. Они оскорбляют друг друга, судятся и т.п. Так что методологи ещё молодцы.
Говоря о развитии и выживании, мне кажется, мы упускаем один принципиальный момент - угрозу распада общественной системы, фрагментизации, хаоса. Удерживается ли целое мышлением и деятельностью? Примеры, приведённые выше, вызывают у меня сомнения в этом...
Вторичная функция политической борьбы и поляризации - борьба с распадом. Но эта вторичная функция столь сильна, что она выходит на
первый план, заслоняя всё остальное. Может целое удерживается иначе, не интеллектом. Неслучайно сейчас так популярна в методологии тема власти. Мне нравится то, что на эту тему писал Сергей Попов. Если коротко власть харизматична, сила власти, её способность удерживать целое "не
от интеллекта, а может вообще не от мира сего". И ещё одно соображение. Я нагромоздил всякого разного... Возникает вопрос: как же политика вообще возможна? Как она может справиться с этим хаосом? Может дело в институциональной опосредованности, которая слаба как в России так и на Украине? Но вопрос этот методологически слабо проработан, Генисаретский и Марача сделали только первые шаги.
Марк Владимирович извините за сумбурное письмо, но я предупреждал вначале...

 

Комментарии В.А. Никитина

Я комментирую и дополняю текст М. Раца исходя из рефлексии своего опыта в первую очередь

Это опыт жизни в СССР научным сотрудником и секретарем партийной организации, участие в Методологическом движении и играх на развитие городов, регионов и отраслей, попытки построить инновации в образовании, а сегодня работа аналитиком и директором крупной независимой «фабрики мысли» в Украине, которая непосредственно занята анализом государственной политики и политической конкуренции.

В Украине политическая конкуренция случилась – ни одна группа интересов не может поглотить другую, и отсюда появилась еще не оформленная в необходимые институты политическая жизнь.

Прямой перенос западных форм не срабатывает – их надо « выращивать» на местной почве, а подобного опыта нет и выглядит со стороны все очень бестолково, но живая политика при этом есть.

Мне представляется бесспорным – политика  может существовать, когда имеются  следующие формы или типы отношений:

-политическая борьба, то есть «продолжение войны другими средствами»

-политическая конкуренция, то есть, когда « Боливар не вынесет двоих»

-политическое партнерство, то есть , когда «вместе нам взаимно выгоднее»

Исторические эпохи отличаются доминирование одного из типов политических отношений – Украина только вползает во второй, а Европа уже далеко продвинулась в третьем.

Из первого типа, не различимы второй и третий – все сводится к борьбе или войне, из второго непонятен третий тип и он сводится к конкуренции. Из третьего первый и второй выглядят анахронизмом.

Другими словами , чтоб рассуждать о политике развития надо понять в каком типе отношений мы действуем ( соответственно, какое у нас видение общества и его ценностей) – развиваем ли мы мыслительные средства войны , конкуренции или партнерства.

И главное провести границу перехода от одного типа мышления и действования к иному типу. Беда Украины в том, что граница между первым и вторым типом не проведена и поэтому никакого развития быть не может. Химеры могут только мутировать, но не развиваться.

Отсюда сначала надо сотворить границу, а потом что-то выделить как то, что будет развиваться.

На схеме шага развития границы нарисованы, но их каждый раз надо творить новым именем, того что будем развивать. Марк Владимирович все время фиксирует момент искусственности и это здорово. Но искусственным прежде всего есть эта сотворенная граница и сделанные различение сначала имен, а после и объектов старого и нового.

Как утверждал ГП на одном из последних своих семинаров – прошлое не определяет будущего. В языке эволюции мир непрерывен, работают причины и следствия, а в языке развития все начинается сначала.

Отсюда и потребность в ином понимании времени и истории – дискретном, удерживаемым, как целое, всеобщностью мыследеятельностной субстанции.

И ГП повторял, что  правящий класс – это те, кто создает новые смыслы и формы, кто двигает содержание. Отсюда к той типологии типов политических отношений, которую я привел выше следует добавит типологию форм мд, которые доминируют в данном обществе – вещных, деятельностных или мыслительных (они определяют критерии развитости картин мира в которых строится политика).

И последнее, вероятно, современную политику Европейского Союза (но не США) структурируют не проекты и программы (они следствие), а принципы коммуникации. Мы много в ММК говорили про коммуникации, но той простой вещи, что она может стать политической ценностью и стратегией не обсуждали. Европейский союз после господства харизматических лидеров и грандиозных проектов политической борьбы, которые стоили Европе миллионы жизней, именно коммуникацию сделали рамкой политики. Не победить и принудить, но включить в общее поле обсуждений и добиться сотрудничества стало стратегией ЕС.

Думаю, что слова Б.Ельцина о том, что его главной ошибкой его политической жизни было стремление быстро провести реформы, есть следствие его опыта жизни в первом типе политики и сравнение с движением других стран по пути реформ.

Мне представляется, что усилия Марка Владимировича вернуть смысл разговорам про развитие и политику более чем актуальными. Без определенности в понимании того о чем мы говорим дела не будет. Мой опыт включения через аналитику и консультирования в политическую конкуренцию уже постоянно приводит к фиксируемому различию в языке и представлениях с моими российскими друзьями и коллегами. Все таки политика постигается опытом проживания ее.

 

P.S. Три типа отношений - это результат обобщения моих исторических штудий (отношение к ресурсу, гендер, формирование институтов.....) Я различаю этап решения конфликтов в борьбе за ресурсы за счет подавления или уничтожения противника, этап конкуренции за ресурсы через их присвоение в рамках нормативного поля ( это уже капитализм) и этап совместного пользования ресурсом или партнерство - это уже ЕС. Т.е.
последовательное нарастание институтов регулирования войны, конкуренции
и партнерства и соответственно политика в рамках представлений и
институтов войны, конкуренции и партнерства. Я так сейчас так вижу гендер - подавление одного пола другим, конкуренция полов за одно и тоже, партнерство и свободный выбор своей половой принадлежности. Соответственно борьба за власть, борьба а за лидерство и борьба за свободу. Естественно это идеальные типы. Я следовал по подходам - вещный или натуралистический ( позиции и люди слиты), деятельностный ( человек это функция в деле), мыслительный (человек это носитель принципа...) Возможно это большая натяжка, но я так могу смотреть на то как понимают суть политики и самих политиков
 

Комментарии А.С. Казарновского (Израиль)

…Я не стал бы однозначно утверждать, что ценности используются для постановки целей, а интересы - для оправдвния причин действий. Интересы тоже участвуют в целеполагании. Ты дал два измерения , по которым интересы отличаются от ценностей - онтологическое и прагматическое (по употреблению). С первым вроде логично. Но последнее  (см. выше) проваливается, надо найти другое подходящее. Кроме того, надо бы еще различить их как-то по структурам.

В «Вестях» появилось небольшое интервью с Яковом Кедми. Неделю назад состоялись праймериз в партии «Авода», и Кедми комментирует ситуацию:
"А кто из двух кандидатов предпочтительней на должность будущего главы правительства, не имеет никакого отношения к праймериз, ибо при нынешнем раскладе роль играет не позиция политика, а его умение правильно оценивать обстановку и принимать соответствующее решение. В сегодняшней политике нет смысла искать твердые позиции или принципиальную разницу в идеологии, как это было во времена Бегина или Бен-Гуриона". Если попытаться проинтерпретировать его слова в оппозиции ценностная политика - политика интересов, то хотя Кедми говорит обтекаемо, ясно (и не только от Кедми), что политика ценностей сегодня не работает. Почему - отдельный вопрос. Но вот чему он ее противопоставляет?  По-видимому, для него политика ценностей связана со стратегией, а интересов - с оперативным режимом. Что-то тут есть прагматического.

(М.Р. По поводу различения ценностей и интересов у Кедми. А не то ли прагматично, что интересы политика – личные и публично декларируемые – могут как угодно далеко расходиться и комбинироваться самым причудливым образом, а вот ценности, если и когда они наличествуют, должны быть идентичны: не будет же, к примеру, коммунист  отстаивать либеральные ценности. Ценности в этом смысле в отличие от интересов НЕУДОБНЫ в обращении.)

 По поводу диалога между интеллектуальной элитой и действующими политиками ты наступил на мозоль: видя, что происходит вокруг, я даже думаю, что такой диалог невозможен в принципе, т.к. у политика нет собственной позиции (если различать политика и государственного человека). Тут еще Мишель Фуко поддает жару, он пишет о социалистах, которые до прихода к власти получали предложения от французских интеллектуалов о промывании их социалистических мозгов, об интеллектуальной поддержке, но отказались. А после прихода к власти завопили: где же вы, интеллектуалы, мы погибаем без вашей помощи. Оказалось, что просто некому было сочинять речевки и лозунги...(я утрирую). Фуко мрачно смеется показывает им дулю. Может, при ином понимании политики появится своя позиция, посмотрим.

Мое замечание о собственной позиции вызвано неудовлетворенностью различения политики и управления: приходится говорить о "векторе управления" в политике. Может быть, тут нужен несколько иной взгляд на политику, тоже не противоречащий схеме ГП. Например, исходящий из того, что политика - реализационное дополнение управления и понимается как "представительство", "представитель". Т.е. не управление реализует достижения политики, а политика есть способ реализации управленческих проектов, программ и вообще замыслов.  Политика возникает в ситуации, описанной ГП, и политическая позиция существует как представитель управленца: а именно, как позиция, заимствованная у управленца и трансформированная по способам и средствам деятельности (например, блеф, пиар, акцент на коммуникации - все, что ты описал) при сохранении управленческих целей и задач в качестве рамки своей деятельности. Также могут появляться дополнительные цели и задачи, необходимые для реализации управленческих (например, как ты пишешь, захват власти или из шкурных интересов). Я бы сказал мягко, что у политика есть "собственная" позиция, но она "не оригинальна". Тогда "вектор управления" остается у управленца и образует вертикаль, а политика разворачивается как бы в горизонтали. Благодаря такой "ортогональности" можно даже говорить об обратном влиянии политика на своего управленца (если не удается достичь управленческих целей частично или полностью и надо их корректировать, или наоборот, политику удалось вскрыть новые возможности для управленца). 
На языке графики это можно выразить так. Мы рисуем управление как обвод (крышу) над деятельностью, но в многофокусном управлении постановка обвода - дело не простое, и политика как раз его и "рисует".

 

Обсуждение В.Марача – М.Рац, 29.05.2007 

В.М. Замысел работы мне понравился. Намечен целый ряд очень интересных ходов, например, сопоставление пары «наука и инженерия» с парой «методология и управление», хотя вопрос этот остался эпистемологически не проработанным.

В предметном плане хотелось бы отметить очень перспективный заход на построение типологии политики, который позволяет кое в чем разобраться и «расклеить» некоторые вещи, о которых обычно не задумываются.

Самый перспективный ход (он мне кажется магистральным для всего замысла) – это введение развития в качестве рамки политики. Правда, сопоставление – по функции – рамки развития с рамкой права важно, но тоже подвисает, как и в случае с упомянутыми выше двумя парами. Хочется дальше предметного продолжения, но его пока нет.

Аналогичное ощущение остается от тезиса о  возможности мыслить политику развития как политику методолгизации. Ваша собственная позиция не прояснена: Вы этот ход поддерживаете или нет? И как Вы оцениваете прошлый опыт реализации этого хода: он остался недоработанным, оказался тупиковым или как?

Очень близким для меня заходом является введение сферы политики (в качестве оппозиции политической деятельности и т.д.): мы вместе с А.Матюхиным разрабатывали понятие сферы права. И еще вводилось понятие политико-правового пространства (это моя диссертация, она есть на сайте «Кентавра») – мне, в свою очередь, тут было бы любопытно узнать уже Ваше отношение.

Заключительная часть работы (интерпретирующая – со ссылками на Быкова и Рыклина) мне показалась вполне адекватной. Приложения я комментировать не буду, но само их появление кажется мне логичным и отвечающим жанру работы. Разбираясь с «понятийной катастрофой», конечно, надо восстанавливать методологическую парадигматику.

На этом я бы свой первый беглый обзор закончил.

Еще хотел бы рассказать об одной идее, которая возникла у меня по ходу чтения. Если мыслить рамку развития в том же статусе, что и рамку права, т.е. рисовать их рядом с двух сторон, то они и работать должны одновременно. На первый взгляд кажется, что тут получается формальный парадокс: право задает правопорядок и стабильные правила игры, а рамка развития ориентирует на изменения. Но парадокс снимается, если правильно восстановить пространство. Для этого можно использовать упомянутое в Вашей работе различение Капустина «малой» и «большой» политики, которое позволяет избежать парадокса за счет апелляции к масштабам. В большом масштабе мы говорим о развитии, но в малом все же должны быть стабильные правила.

М.Р. Я бы сказал, что это скорее касается рамки закона.  А с правом как раз весь фокус в этом противоречии, от которого никуда не денешься…

В.М. Да, такая рефлексивная петля. Обеспечивая развитие, мы можем изменять законы, оставаясь при этом в рамке права. Но тогда, если политика развития остается в рамке права, то нужно говорить о правовой политике и возможных в ее рамках изменениях законодательства, отвечающих на вызовы развития.

М.Р. А если политика не остается в рамке права? Это жутко интересная штука: воевать за развитие надо?

В.М. Да, может и не оставаться. Как учат нас Карл Шмитт, Рифат Шайхутдинов и украинские примеры. Хотя у Шмитта, как у настоящего немца, рефлексия все же организуется вокруг понятия права: его «чрезвычайное положение» потом тоже было интегрировано в право, стало юридическим понятием. Право вообще все в себя интегрирует – если, конечно, юристы мыслят…

М.Р. В другой статье (см. Рац М. Диалог в современном мире, «Вопросы философии», 2004, №10), но в контексте того же замысла политики развития я специально различал два поля политики: в рамках и за рамками права. Тут, видимо, стыковка должна происходить с Вашими идеями политико-правового пространства. Но это касается политики вообще, а что происходит с политикой развития за пределами рамки права – вопрос. Для начала я бы предположил, что она там, как таковая, исчезает: развитие, как и демократию, силой не навяжешь.

Право все в себя интегрирует по идее, но не по факту…

В.М. Я тоже об этих вещах думал, когда от вопросов о сфере права и государства в ее рамках перешел к проблемам государственного строительства и разграничения полномочий. Для этого пришлось строить понятие "(властного) полномочия" как имеющего юридический, управленческий и ресурсный аспекты (на это меня вдохновили О.Генисаретский и О.Алексеев). Потом я эти три аспекта я "вернул" государству и получилась теория, которую я назвал "институционально-функциональной". Функции государства должны быть институционализированы (иначе это не государство), но не все они правооформлены, включены в сферу права. Т.е. в итоге получилось, что "государство в сфере права" – это идеальный тип, один из предельных случаев.

 

Комментариев (0)
Добавить комментарий: