Вход
e-mail:
Пароль:
 
  Забыли пароль?
 Методология в России Вход Регистрация Архив сайта

Цитата месяца

«Однажды я заметил Райху, что у меня есть определение счастья. Он поднял брови, посмотрел на меня насмешливо и спросил, как я это понимаю. Я ответил: «Счастье есть осознание роста». Его брови опустились, и он прокомментировал: «Неплохо».

                                                                                       А.Лоуэн «От Райха к биоэнергетике»

 

Колонка редакции

Содержание журнала

Communicarium / События

Версия для печати

Князева А.

Образование к 2024 году

АННА КНЯЗЕВА: «МАГИСТРАТУРОЙ МОГУТ ЗАНИМАТЬСЯ ТЕ, КТО РАЗОБРАЛСЯ С ОБЩИМ УРОВНЕМ ОБРАЗОВАНИЯ»

В середине февраля сотрудники Проектно-аналитического центра ТГУ Анна Князева и Вячеслав Волков приняли участие в организационно-деятельностной игре «Проектирование российского образования далекого будущего (за пределами 2024 года)», проходившей в Москве по инициативе советника министра образования РФ, ректора Московской школы управления «Сколково» Андрея Волкова. На игре, помимо прочего, обсуждались тенденции в системе образования, перспективы на ближайшие 12 лет, новые формы обучения и далее. Как изменится система образования в ближайшем будущем? Станут ли бакалавриат и магистратура стабильными ступенями обучения или они также будут подвержены изменениям? Каких нововведений стоит ожидать в ТГУ? Эти и другие вопросы мы задали директору Проектно-аналитического центра Анне Князевой

- Анна Владимировна, как видится система образования в 2024 году?

- Во-первых, на обсуждении экспертного сообщества было заявлено, что сегодня никакой системы образования нет. Есть разрозненные институты, по-разному регулируемые. Как это видится в будущем? Институты и университеты уже не будут за рамками 2024г. единственной или доминирующей формой образования, потому что образование будет получаться в тех ситуациях и местах, когда у человека возникает цель или задача его получить. Например, корпоративные университеты, которые получают большую популярность в реальном секторе, дистантные учебные модули, индивидуальные тьюторы и консультанты. Различные дополнительные образовательные программы, курсы, которые можно будет приобрести независимо от учебного заведения. Замечу, что мы говорим не о ближайшем времени.

Во-вторых, актуализируется такое понятие как навигационная педагогика. Изменения в методической базе уже не требуют подборки и предоставления студентам массива информации по теме, так как все это уже есть, написано, разработано, обновляемо, в несметных объемах лежит в сетях и литературе. И все это нормальный человек может самостоятельно найти и изъять. И главная задача будущей педагогики в связи с этим обеспечить навигацию по этой информации, чего сегодня на самом деле нет. Зачастую сегодня педагоги транслируют одну-две точки зрения или школы, гипотезы и пр., которых придерживается сам. И этим же в буквальном смысле начиняет слушателя, лишая его возможности богатства понимания, мобильности сознания, возможности самоопределения. В фаворе будет человек, который владеет и может двигаться в разных онтологиях, по разным картинам мира, оперировать разными точками зрения. Задача новых технологий обучения снабдить слушателя «дорожной картой» по изучаемому вопросу или решаемой ситуации (дать набор понятий, определений, основных тезисов, указания на источники и материалы по теме) и обеспечить разбор освоенного.

В-третьих, необходимо отметить захватившую нас уже сегодня виртуализацию и информатизацию среды, которая, в свою очередь, ведет не только к смене технологий обучения, но и к смене менталитета. К примеру, на игре было много молодежи, и огорчает, что большинство из её представителей (не самое плохое большинство) уже считает, что чтение книг как таковое вообще излишне (а имена Каменского, Дьюи, Макиавелли, Вебера и пр. – это «вообще эзотерика»), активно бытует мнение, что вполне достаточным для самообразования являются такие элементы «second life»[1] как блоги, странички в электронных журналах, форумы или, извините, треп.  И это, на самом деле, страшно. При этом Андрей Волков заявил на игре, что Интернет и сетевые технологии – это уже обязательная и в будущем бесплатная инфраструктура. Так зачем об этом думать и этим жить в системе образования. Это уж точно не должно быть предметом стратегирования в области образовательных перспектив. Это сегодняшняя реальность. Есть уже много дистантных курсов и электронных учебных продуктов. Эксперты уверенно заявляют, что самым дорогим продуктом будущего являются не инфраструктуры и сети, а меcта настоящей жизни, в которых есть возможность читать, коммуницировать, размышлять, жить, ну и, наконец, пить природную чистую воду. На мой взгляд, нам, молодежью, это пока ещё то, что предстоит понять.

- Кто будет обеспечивать реализацию навигационной системы образования?

- Новый педагог, инженер образования, который не нагружает информацией студента здесь и сейчас, а переводит ее в некоторые активные формы работы слушателя руками и головой. Это методист, который создает план-карты по учебным дисциплинам с указанием, куда обратиться, что почитать, на что обратить внимание, на какие вопросы ответить, т.е. то, что будет вести «ученика» по системе знаков образования: по текстам, по определениям, понятиям, проблемам.

- То есть получается, что я смогу получить образование, подключившись к Интернету, а университет становится не нужен?

- Я ни в коем случае не говорила, что университет не будет нужен. Я лишь сказала, что университет уже не будет единственной формой институционализацией образования. Сегодня все преимущественно сведено к тому, что студент получает срок на пять лет, вне зависимости от темпов изменений реального мира за стенами учебного заведения и теми порциями информации, которые он получает здесь с учетом фактически неизменяемых учебных стандартов и программ.

Но тенденция выстраивается другая. Поправку в ФЗ «Об образовании» в части введения уровней бакалавриата и магистратуры я бы воспринимала не столько как формальное нововведение, но как начало медленного и системного расчленения  действующих учебных «пятилеток» на логичные этапы образования, за каждым из которых стоит получение отдельных образовательных результатов, решение отдельных проблем социализации, формирование отдельных образов у слушателей, которые после каждого этапа образования получают возможность уйти на работу в реальный сектор и безболезненно вернуться в вуз для продолжения образования уже на другом этапе и в другом статусе. А мы же, «образователи», получаем более реальную  возможность обновления содержания и форм подготовки каждые 2 года, что более или менее соответствует динамике изменений в мире профессиональных технологий. Многие педагоги знают, как сложно в сегодняшних условиях государственной «пятилетки» что-то поменять. Сначала это будет разбор учебных программ на четыре и два года. В дальнейшем планируется разбор на три этапа по два года. То есть предполагается выделить два первых года общей профессиональной подготовки (по типу community college в США), два года профессиональной подготовки бакалавра и два года магистерской подготовки. После каждого из двухлетнего этапа у слушателя есть возможность получить соответствующее подтверждение о завершении уровня образования и уйти поработать. Человеку нужна мобильность, а работодателю нужны различного уровня подготовки сотрудники для решения их производственных задач, не нужен работодателю на конвейер знаток Канта или теории Ландау, которого он к тому же ждет от вуза в течение пяти лет, но на другие рабочие места требуются новаторы, которые после 5-6 лет подготовки в вузе пришли на работу ответственными специалистами, готовыми решать практические задачи, а не 22-хлетние усатые сибариты, не владеющие компьютером.

Также в экспертном сообществе образования сегодня активно обсуждается смена позиций «учитель-ученик». Если сегодня в системе обучения ключевую роль играет педагог, набирающий слушателей и транслирующий нечто (система так устроена, что есть преподаватель и на его душу в учебном плане приходится определенная группа студентов, которым он что-то читает и за эти часы, к сожалению, получает деньги), то в будущем этот акцент должен сместиться на ученика, который самостоятельно должен подбирать себе учителя на том или ином этапе обучения. Учитель становится временной функцией, ресурсом системы образования, причем эта роль не всегда будет принадлежать человеку (это может быть и текст, и обучающий продукт, тренажер, игра, и пр.). Ученик к нему приходит, решает задачи, получает навигацию, осуществляет разбор и т.д., далее уходит к другому учителю (выбирает другой учебный модуль) для решения других ситуаций, возникших на его практическом пути. Будущий ученик должен сам решить, куда ему двигаться и в школе (системе общего образования) его должны оснастить элементарными самоопределенческими навыками, научить отвечать себе на вопрос «чего я хочу и зачем?», что позволит ему в вузе и далее в жизни самостоятельно выбирать себе набор курсов, представлений, понятий, учителей, точек зрения и так далее. При этом роль учителя живого становится самой дорогостоящей, самой настоящей. По схеме треугольника технологий обучения эта вершина, 5%, и наша задача сделать эти 5% сегодня самыми качественными и достойно живущими.

- Предполагаются ли какие-то изменения в организационной системе вузов?

- Сегодня уже вышел закон о возможности нового статуса для вузов (государственные автономные некоммерческие организации (ГАНО)). Вузы получили возможность изменить свой статус, стать самостоятельным юридическим лицом, самостоятельно формировать и отрабатывать свои финансовые активы (наконец, брать кредиты) и бороться за свою позицию на рынке. Многие этого ждали, но не многие пока на это идут, поскольку необходимо ещё просчитать все риски для вузов. И это будет сделано не в далеком будущем и, насколько я знаю, по прогнозу министерства через два года уже 60-70 вузов подадут заявку на смену своего статуса. При этом речь идет не об МГУ и «Бауманке», но нам подобных вузах, региональных, которым «Москва» в будущем помогать уже практически не будет.

К чему ведет выбор этой формы? Если вуз отказался от государственного финансирования и сказал «я буду сам», значит, он получает собственный карт-бланш и может сам диктовать условия образования в регионе, бороться за своих абитуриентов со своими конкурентами, формировать собственные стандарты качества и системы аккредитации выпускников и программ по договоренности с работодателем. Это прямая тенденция к нивелированию государственных образовательных стандартов и отмене госдипломов (кстати, отмена такой организованности как УМО уже обсуждается как наиближайшее будущее: к примеру, какое отношение имеет диктат УМО по объему и аспектизации  математики для будущих инженеров ВАЗа…). И когда продукт вуза, выпускник, сталкивается с работодателем, работодатель может сделать вывод: обеспечивает этот вуз качество или нет, и выбирать себе выпускника, не опираясь на дипломную «корочку», но глядя на продукт вуза и его реноме.

Планируется отнормировать к 2024г. и за его рамками такое явление как   образовательный модуль. У нас «модуль», к сожалению, заболтанная и пока не осознанная вещь, но в будущем это универсальный продукт деятельности образования (по принципу «коробочного продукта»). Это учебный продукт, который всем понятен, самодостаточен,  ставит свои собственные результаты, имеет свои отдельные задачи, свою цену и целевую аудиторию. По итогам выполнения предусмотренных модулем учебных действий, набора материла и так далее, студент обретает практические компетенции, научается делать что-то конкретное, и для этого необходимы соответствующие образовательные ресурсы.

- В результате на три этапа по два года мы рискуем получить кучу людей, вышедших на работу, но у которых не поставлена система мировоззрения. Ни к этому ли все идет?

- Нужно предусмотреть возможность разных карьерных стратегий от простых мест к сложным. Кто-то будет сидеть на простых местах и выполнять базовые функции. Эту аудиторию нет необходимости нагружать калейдоскопом мировоззрений и разных картин мира. Но нужно в систем образования предусмотреть для них механизмы продолжения обучения, в случае необходимости. А вот что касается других типов и уровней деятельности, то они требуют соответствующего  содержания, способности различать, двигаться в разных пространствах, разбираться в разных точках зрения. И это небольшой процент людей, которым, как Вы говорите, должна быть поставлена система  мировоззрения для успешного движения по жизни и преобразований.

- В ТГУ будет магистратура?

- Я бы отвечала два раза: первый - бакалавриат – это общий уровень профессионального образования, за которым нет больших проектов, исследований и, соответственно, денег. Я имею в виду заказы. Бакалавриат в какой-то части будут финансировать государство, самими абитуриенты. Но инновации, проекты, деньги, лидерство вуза – в магистратуре. Там, где педагоги смогут зарабатывать, выполняя большие внешние заказы. И это определяет выбор авторов образовательных программ, делать им магистратуру или нет. И второй ответ: многие из моих коллег в ТГУ уже задаются вопросом, о создании у себя магистратур. У нас в ТГУ есть очень хорошая особенность – во что-то постоянно включаться, что-то делать, на что-то претендовать, не важно, правильно или нет, но многие здесь с амбициями. Поэтому однозначно, магистратуре быть.

Но магистратурой могут заниматься те, кто разобрался с уровнем общего профессионального образования. Если в машиностроении пока не совсем понятно, что должна включать подготовка массового инженера, то о магистратуре речь вести пока рано, ведь  ещё вопрос, является ли, к примеру, компетенция коммерциализации автомобильных изделий предметом магистратуры или же это базовый профессиональный уровень? Собственно, кто сказал, что сегодня это не обязательное требование к инженеру.

Да, далеко не в каждом институте сложится магистратура. Таких будут единицы:  тех, кто выстроил свою образовательную политику на рынке, кто точно обозначил свое место в среде образования.

- Если кафедре или институту жизнь не мила без магистратуры – что делать?

- Есть два варианта: либо привлекать внешних экспертов и консультантов, которые эти магистратуры нам построят, либо самим становиться умнее. Но я полагаю, что мы и сами можем это осилить, если будем точно и регулярно обсуждать собственные  образовательные перспективы на ближайшие 2, 5 и 15 лет.

 

Беседовал С.Данилов

 

Интервью было опубликовано в газете «Тольяттинский университет» за 12 марта 2008г.



[1] Понятие «second life»  - виртуальные сообщества с веб- и мобильными каналами общения. См. http://www.rocit.ru/idea4ru/education/23.html и http://www.osp.ru/cw/2007/21/4216491/ и др.

Комментариев (0)
Добавить комментарий: