Вход
e-mail:
Пароль:
 
  Забыли пароль?
 Методология в России Вход Регистрация Архив сайта

Цитата месяца

«Однажды я заметил Райху, что у меня есть определение счастья. Он поднял брови, посмотрел на меня насмешливо и спросил, как я это понимаю. Я ответил: «Счастье есть осознание роста». Его брови опустились, и он прокомментировал: «Неплохо».

                                                                                       А.Лоуэн «От Райха к биоэнергетике»

 

Колонка редакции

Содержание журнала

Communicarium / События / Онтология. Другой. ("Семейная игра" - 2007)

Версия для печати

Рефлексивные заметки Фёдора Александрова

Фёдор АлександровФёдор Александров

В СМД методологии с 1993 года. Прошел стажировку в рамках проекта «экспериментальный факультет конфликтологии» в 91- 93 г.г. Работал в образовательном проекте Отделение конфликтологии на философском факультете СПбГУ в 93 -99г.г.. С 1996г. вел разработки в области безопасности (аналитика, проекты  корпоративной безопасности, безопасность при реализации градостроительных проектов, аналитическое сопровождение избирательных кампаний). В 1999 – 2006 г.г. провел исследовательский проект по моделированию конфликта, несколько проектов в области корпоративного образования и трудовых конфликтов. Автор ряда публикаций (совместно с И.Г.Постоленко) по конфликтологии, безопасности, образованию. В настоящее время занимается ядерной и радиационной безопасностью в атомной отрасли.

 

На игре я был руководителем группы «Безопасность». Хотя термин руководитель здесь не очень подходит. В начале игры на общем заседании участникам было предложено выступить с инициативами создания групп: объявить тему и презентировать замысел. Группа складывалась при условии, что находились люди, которых заинтересовала заявленная постановка темы. Даже не сама тема, а именно постановка, определенный поворот в рамках темы игры. Поскольку у разных участников и инициаторов совершенно разный и игровой опыт и деятельностная ситуация,  это были очень разные темы и тематизмы, иногда странные, но в этой игре имеющие право на существование.

А дальше группа должна была принять ответственность за разворачивание заявленной темы на игре.  На мой взгляд, это вообще была игра на то, состоится инициированная тема как онтологически значимая или нет. Удастся группе удержать ее в горизонте онтологической работы или нет. Эта ситуация обеспечивалась игровой формой  с вертушкой вместо общих заседаний. Общее заседание переносит центр тяжести на руководство игрой, управление движением групп. А здесь, поскольку никакого привычного оргпроекта нет, задача выстраивания коммуникации лежала на самих группах, и выражалась в требовании рефлексивности по поводу того, что собственно имеешь сказать другой группе (т.е. другому в пространстве игры) важного и значимого. В этом смысле, для меня некоторые выступления групп на вертушке были абсолютно пустыми. Пришли, сделали доклад, что сказали, кому, в чем значение этого - совершенно непонятно.

В целом же игра, на мой взгляд, была организована временем. Основное что удерживало игровую форму – была организация времени. Работа в группах, вертушка, лекции, кинофильм. Плюс тема игры и темы дней и установка, конечно. Переходы между временными режимами поддерживали рефлексию на игре, а зазор между временным в организации и онтологическим в теме – проблематизацию. Каждый раз на переходе нужно было заново пересобрать свою позицию, решить, что сказать в другую группу, как разбирать лекцию, что смотреть в кинофильме.  Кинофильмы и лекции были очень сильной поддержкой в коммуникации. Лекции были 2 типов: представителей методологического сообщества и философов. Должен признаться, что философы были гораздо интереснее. Именно потому, что были совершенно другие и в то же время созвучные в том, что касается онтологической проблемы и онтологических поисков.

Исходная проблематизация для нашей группы была задана руководителем игры (еще более условная фигура чем руководитель группы). Она касалась места «другого» на схеме МД – который вроде бы там есть, и реальной практикой в которой мы каждый раз избегаем другого, выстраивая определенную организацию работ или создавая гомогенизированную онтологическую картину или объект. Казалось бы, что можно  ответить, что схема МД создана в рамках ОДИ, и «другой» там появляется в процессе проблематизации как носитель альтернативного и проблематизирующего подхода, суждения или действия. Но тут то и появляется сомнение: всегда ли метод проблематизации достаточен для взаимодействия с другим. И если не всегда, то что делать в создающейся ситуации риска и неопределенности. Отсюда мы и разворачивали тему безопасности и тему онтологической необходимости другого.

В последней трети игры наша группа вышла в план игрового действия. Мы вообще перестали делать на вертушке доклады, вместо этого (с подсказки, впрочем, Ирины Постоленко) отнеслись к группам как к онтологическим другим и экспериментировали с установлением контактов. Начали с простеньких схем, но в итоге дошли до проекта всемирного протокола контакта и проработали одну схему выстраивания контакта. Причем получилось это именно благодаря вертушке и особенно взаимодействию с группой «Диалог с другим». Они вместе с нами взялись смонтировать пространство контакта и провести его, а затем уже  в рефлексии на группе мы доработали схему контакта.

 

 

Комментариев (0)
Добавить комментарий: