Вход
e-mail:
Пароль:
 
  Забыли пароль?
 Методология в России Вход Регистрация Архив сайта

Цитата месяца

«Однажды я заметил Райху, что у меня есть определение счастья. Он поднял брови, посмотрел на меня насмешливо и спросил, как я это понимаю. Я ответил: «Счастье есть осознание роста». Его брови опустились, и он прокомментировал: «Неплохо».

                                                                                       А.Лоуэн «От Райха к биоэнергетике»

 

Колонка редакции

Содержание журнала

Communicarium / События / Онтология. Другой. ("Семейная игра" - 2007)

Версия для печати

Интервью с Николаем Верховским

Николай Верховский, стажёр Школы культурной политики

 

Интервью вела Юлия Грязнова

 

Коля, хотелось бы поговорить про игру «Онтология. Другой» и про всю серию игр по онтологии с тобой, как с организатором, то есть поговорить обо всех этих играх, как мероприятиях в деятельности ШКП. В том числе: про общий замысел этой серии игр, про замысел конкретной игры и про некоторые промежуточные результаты.

 

 

Я могу сказать, какой был замысел. Про него и Пётр Георгиевич на своём установочном докладе говорил. Необходимо восстанавливать методологическую программу, но восстанавливать её вот так, впрямую, оказалось нецелесообразным, и это восстановление потребовало от нас работ по онтологии и по восстановлению онтологического вопроса. И соответственно, возник этот цикл работ, который называется «Онтология», чтобы потом можно было перейти к циклу программ по технологиям мышления.

 

Почему – онтологии?

 

Прежде чем разбираться с любой технологией, в том числе и с методологической, необходимо разбираться с онтологией, внутри которой эти технологии живут. Много говорится, что нужно продолжать или углублять разработки методологии. Но подходят к этому почти всегда технически (такой вариант наблюдается). Он нецелесообразный. Даже молоток берётся в контексте, котором он используется.

 

Онотлогия – это некоторая оппозиция технической линии?

 

Трудно назвать это оппозицией… Это, скорее, некоторый способ придать осмысленность технической линии, придать ей рамки. Следующий же цикл игр – «Технологии мышления», поэтому, конечно, работы этой линией с Онтологией не приостанавливаются. Наоборот, это единственный нормальный выход на техническую линию.

 

То есть контуры для методологических разработок по технологиям мышления должны задать работы по онтологии?

 

Да. Должны задать логические разработки, которые мы сейчас устанавливаем, к которым мы сейчас подбираемся. Гипотеза была в том, что исходные методологические программы ММК базировались на ряде онтологических гипотез, онтологических вопросов, которые задавал себе, как минимум Георгий Петрович.

 

А что делает эта серия игр на Онтологии: она восстанавливает то, что лежало в начале программ ММК или строит новые онтологические основания для следующих программ?

 

Без восстановления того, что было, никуда не денешься, но цель, скорее, вторая: выстроить некое сегодняшнее понимание онтологического вопроса и онтологических оснований. А при этом в пределе усомнить, подвергнуть критическому анализу те наработки, которые были в прошлое время сделаны: переосмысление, вдыхание жизни в старые языки.

 

Тема игры 2007 «Онтология. Другой» Первая была просто «Онтология». А сейчас имеется разворотка до 2012 года с разными расширениями.

 

Первая игра была необходима для того, чтобы определить масштаб и тематизмы, с которыми сейчас возможно и необходимо работать по теме «Онтологии». Эта игра была достаточно сложная, с одной стороны, а с другой стороны, она организационно и провела раздел между ШКП-2 и ШКП-3. Соответственно, тематизмы какие-то были определены, часть из них попала внутрь этого цикла до 2012 года. Сейчас начинаем разбираться с «Другим». При этом сам П.Г.Щедровицкий говорит о том, что последовательность в принципе может быть разной, не обязательно такой, как она сейчас записана в тематизмах до 2012 года. Мы начали с «Другого» - это довольно случайно. Это больше топика, чем последовательность шагов.

Про эти темы я понимаю, что они максимально собирают те вопросы и тематические топы, в которых онтологические вопросы сейчас непроработаны, непройдены, незакрыты. Там есть возможности для прорыва. Там весь спектр современных вопросов о том, как устроен мир. И я могу сказать, что в семилетке первая игра называлась «Онтология» и больше не было никакого расширения. Но и последняя игра называется «Отнология». Её тема пока неопределенна. У неё будет расширение, но какое оно будет – неизвестно. То есть по мере прохождения мы дойдём до формулирования. Наверное, эта тема и будет вопросом, который выведет нас в третий цикл «Технологии мышления».

 

Давайте немножко про генерации. Вы сказали, что на первой игре была подведена черта между первыми и вторыми генерациями, и объявлено что будет третья. А вы  сами относитесь к какой?

 

 

Я – ко второй!

 

И вас такие заявления о смене генераций – не напрягают?

 

Ну, это всё равно, что спросить меня – напрягает ли меня то, что я родился в 1977 году? Не напрягает. У меня не было выбора. Я попал в ШКП в такой исторический период, когда формировалась вторая генерация. И, собственно,  логично закончил своё формирование. В апреле появятся на сайте ШКП списки «ШКП второй генерации».

 

А что их отличает, эти генерации, между собой, кроме года их рождения?

 

На этот вопрос конкретно ответил П.Г.Щедовицкий в своём установочном докладе, где собственно и говорит об отличиях первой генерации и второй.

С моей точки зрения, мы, вторая генерация, входили на теме «Гуманитарные технологии», и в этом смысле мы отличаемся от предыдущей генерации тем, что мы более ориентированы на интеграции в существующие системы деятельности, на поход в корпорации, учреждения, на карьерный рост и т.п. и т.д. Потому что те, кто перед нами – больше рейнджеры и ценители свободы.

 

А третья тогда это что? Какие сценарные версии? Какие надежды на неё возлагаются, требования к ней какие предъявляются?

 

Может быть, эти люди будут заниматься наукой, исследованиями. Грубо говоря, первая генерация – рейнджеры-предприниматели, вторая – управленцы-менеджеры. А третья – исследователи-эксперты, разработчики. И для них вопрос технологий будет собственно предметом.

 

Тогда давайте в конце вернёмся к самой игре «Онтология, Другой». Насколько она прошла, успешна с организационной точки зрения?

 

Она прошла удачно по всем параметрам. Она выполнила свою базовую функцию, которую каждая игра должна выполнять. Она вывела на вопросы. Базовая развилка: достаточно ли собственно нашего методологического инструментария для того, чтобы мыслить такого рода сложные вопросы? Мы это проверяли, и этот вопрос в итоге игры был поставлен. И стало понятно, что так просто – невозможно.

С точки зрения следующей генерации на этой игре появилось достаточное количество новых людей, которых не было на прошлой. И это тоже позитивно. Сообщество меняется, и это хорошо. Но и внутри цикла игр это была очень успешная игра. Новая форма игры мне показалась очень эффективной: это полностью отличается от того,  что было на прошлых играх, и это было очень интересно.

Поэтому я расцениваю эту игру, как успешную.

Комментариев (0)
Добавить комментарий: