Вход
e-mail:
Пароль:
 
  Забыли пароль?
 Методология в России Вход Регистрация Архив сайта

Цитата месяца

«Однажды я заметил Райху, что у меня есть определение счастья. Он поднял брови, посмотрел на меня насмешливо и спросил, как я это понимаю. Я ответил: «Счастье есть осознание роста». Его брови опустились, и он прокомментировал: «Неплохо».

                                                                                       А.Лоуэн «От Райха к биоэнергетике»

 

Колонка редакции

Содержание журнала

Communicarium / События

Версия для печати

Веселов А.

Понятие "Технология" (интервью с Александром Ароновичем Веселовым)

(интервью с А.А.Веселовым)

 

Александр Аронович, среди главных тем «Верхнего семинара по подготовке к Чтениям-2007» была, естественно, тема технологий. Вы - основной ведущий этой темы. Поэтому я и прошу Вас поделиться некоторыми результатами обсуждений.

 

Мы говорим о категориальном понятии «технологии». Если вы – деятельностник, то у вас первая презумпция понимания любых деятельностных инструментов, включая технологии, связана с тем, где этот инструмент употребляется, и как он возник исторически.

Технологии появились при возникновении массового производства: необходимости производства продуктов в больших объёмах. Тогда возникло цеховое производство, разделение труда, прямая линейная кооперация. Не всю продукцию теперь один производил, а они были разбиты на операции. Например, цеха суконщиков, валяльщиков разбивались на операции и подразделения, внутри цеха чётко различались мастера по окраске, мастера сушки сукна, мастера валяния и мастера по окончательной сборке, когда проверялось качество. Этим операциям стали обучать отдельно: чётко, жёстко, ограниченно. До этого ремесленник обучался путём долговременного присматривания к действиям мастера, и мастер ему доверял какие-то отдельные операции в своем общем производстве. А требования массового производства впервые на уровне цехового производства поставили вопрос о частичном обучении, пооперационном обучении

 

То есть технология принципиально возникла в ситуации необходимости отчуждения и пооперационного обучения?

 

Именно так. При условии необходимости массового производства

 

Без задач массового изготовления это останется «технологией»?

 

Да. И вы это видите каждый день на примере кулинарных рецептов. Это чисто технологическая форма описания: последовательность обработки материала огнём, водой, паром с добавлением ингредиентов (соли, перца и т.п.).

Но возникли технологии при массовом производстве. А корни их лежат в практической магии. Френсис Бэкон когда обсуждает, что должно давать научное знание, апеллирует к тому, что практическая магия не нацелена на облегчение жизни человечества, хотя много открытий чудных и изобретений у неё есть. Это искусство ради искусства. А вот научное знание как раз должно быть практически нацеленным на облегчение человеческой жизни. В этом смысле Бэкон заимствовал технологию из практической магии, ссылался на Парацельса, как на отца-основателя этого знания, которое теперь можно направить исключительно на то, чтобы человек жил более удобно, комфортно, используя то, что ему даёт природа.

И Бэкон придумал «Дом Соломона», организацию, похожую на монашеские ордена или тайные общества, но опять-таки в рамках нацеленности на облегчение человеческой жизни. Это была Утопия. И продвинули Бэкона утопист Гартлиб и вызванный им в Англию Ян Коменский: подняли, как идеологический  щит, систему организации "Дом Соломона" и пытались ее реализовать. Напрямую не участвовал в этих планах, но поддерживал Гартлиба Кампанелла. Бэкон был причастен к утопической идеологии, но не сам по себе, а исторически, его эти ребята-утописты использовали.

 

Вернёмся в истории возникновения технологии. Рецепторика, используемая в массовом производстве, претерпевает видоизменения, а именно: она должна учитывать особенности организации людей, инструментов и механизмов, которые включены в этот процесс массового производства. После цехового производства появилась мануфактура – применение машин и примитивные ручные операции стали медленно, но достаточно активно замещаться в разных отраслях. Мануфактурный уровень организации – это уже не просто линейная кооперативная цепочка: мануфактура с использованием машин начинает комплексировать целый ряд операций, с одной стороны, а с другой стороны, она эти операции переводит на машинные носители. Ткацкие станки работают гораздо продуктивнее, а паровая машина, используемая как привод вместо лошадей в обрабатывающей промышленности, повышает количество производимой продукции, увеличивает объём производства. Но требования растут: с организационной точки зрения надо расставить людей и машины так, что это было оптимальным. Так появляется организационная составляющая технологии. Она появляется также в связи с возникновением рынка. Рынок, сбыт возникает вместе с увеличением количества продукции. До этого рынок существует как базар, не диктуя никаких условий. А вот при мануфактурном производстве возникают требования рынка, возрастают требования к реализации. И это тоже – новый организационный слой: сбыт, доставка, транспортировка и т.п.

Так люди становятся частичными, включёнными в большие структуры. Возникает отчуждённый труд. Но принципиально технология существует независимо от того, на каких носителях она реализуется: машинных, человеко-машинных или чисто человеческих. И связана технология с простой вещью: необходимо методическое описание того, какие знания к какому материалу и в каком сочетании с инструментами или машинами применяются. Технология – это знание о том, как искусственное (знание) применяется к естественному (материалу): какими инструментами и в какой последовательности, включая временную последовательность.

Но технология тогда становится эффективной, когда она строго выполняется. Если вы к рецептам, данным вам в кулинарной книге, начнёте вносить собственные дополнения, то у вас получится бурда. Технология задаёт порядок получения ожидаемого продукта. Ожидаемого тем, кто является технологом.

Американцы проводили исследования на домохозяйках. Как только домохозяйкам объясняли, почему нельзя вносить отсебятину в рецепторику приготовления полуфабрикатов, которые к ним поступают, то всё получается идеально: домохозяйки начинают готовить, как лучшие повара в ресторанах.

Отсюда следует, что в технологии задан стандарт и норма качества продукта. Изначально известно, какого качества продукт должен получиться из исходного материала при данной последовательности операций и инструментов. В этом смысле массовое производство всегда требовало технолога, как контролёра. И до сих пор на всех производствах существуют технологи, как контролёры: ГОСТы, стандарты требуют специальной палки-кричалки, которая контролирует процесс.

Современные карусельные станки, в которые закладываются сразу несколько операций с разным материалом, требуют особой технологической проработки. Только на уровне компьютерной программы можно объединить на современном карусельном станке разные материалы, разные уровни требований обработки к ним, чтобы собрать один, например, двигатель для истребителя. Авиационные двигатели имеют в номенклатуре до 34 тысяч наименований. Современные обрабатывающие центры уже могут это производить в массовом порядке, поскольку технологически обеспечены компьютерными программами, которые в себе сочетают переходы от одного материала к другому.

 

Итак, я поняла вас следующим образом. Во-первых, для наличия технологии важна идеологическая направленность на удобство, совершенство или эффективность (это по-разному может называться). Технология возникает в процессе отчуждения и передачи (всегда есть этот механизм), и всегда есть ориентация на стандарт, воспроизводство. А исторически есть разные задачи: массовость, ускорение, освобождение человеческого труда, конкурентоспособность и т.п. Да?

 

Примерно так.

 

А как вы понимаете мыслительные технологии в этих рамках?

 

Раньше таких вопросов не было, поскольку эту функцию выполняла логика. Была пара: онтология – логика. Но онтология – это же большая картина, в которой надо разбираться. А скорости социальных процессов растут, и становится важной ситуативность. Тут требуются онтики. Когда началась работа с быстрыми ситуативными процессами, потребовалась их онтическая фиксация. Появился ситуативный и ситуационный анализ. Он лежит во главе угла любого методологического анализа. Как на семинаре 9 января 2007 года сказала Г.А.Давыдова: «Что рождает содержание? Ситуация». Да. Но в её онтологической фокусировке. Если вы не умеете через онтическую проработку или прорисовку ситуации вывернуть всю онтологическую картину, то вам некуда вписывать ваше маленькое ситуативное пространство в целостность, объемлющую детерминирующую и обуславливающую вашу ситуацию. В этой связи логика требуется несколько иная. И методология – формирует такие вещи, но они не технологические пока. Смотрите: ситуативный и ситуационный анализ требуется, типодеятельностный подход, теория деятельности и деятельностный подход – это обязательно. Это рамка. Рамки, про которые Пётр Георгиевич говорит всё время, имеют очень точную определённость. Именно онтологически оформляется то пространство, которое как деятельностнику вам требуется функционально положить на верстак анализа или исследования. И если вы не имеете этой деятельностно-онтологической рамки – то вам не из чего вырезать. Из пустого можно вырезать только пустое.

Если вы работаете с предметными деятельностными морфологическими или организованностными образованиями, то вы знаете, как они живут. Это внутренняя предметная онтология, это понятно. Поэтому любая ситуация, связанная с вашим предметным образованием, вам понятна за счёт того, что за ней лежит объемлющая её и включающая её в себя рамка предметной онтологии. А методология работает поверх, над… Сейчас есть такая реклама: Ниссановский джип двигается, сворачивает на бездорожье – и становится пауком железным, спускается вниз – становится змеёй, вылезает снова на дорогу - и приобретает снова характер автомобиля. Так работает методология: входя в любое содержательно-деятельностное пространство, она должна уподобляться условиям этого пространства. Только тогда она становится адекватной. И её инструментарий позволяет ей это делать: типодеятельностный подход и позиционная определённость (позиционный анализ) позволяет ей входить в любые деятельностные пространства.

 

Для Вас позиционный анализ – это технология?

 

Да. И требование, которое всегда предъявлялось Георгием Петровичем участникам семинара в обсуждении: если вы зафиксировали позицию, у вас должно быть представлен весь арсенал её средств, весь инструментарный набор и все средства, связанные с понятийно-категориальным аппаратом. Если вы исследователь, то у вас должны быть все необходимые средства исследовательской деятельности вне зависимости от предметной организации этой деятельности.

 

По-вашему – требование на технологизацию – обязательное методологическое требование?

 

На внутреннюю технологичность – обязательно. Иначе вы не войдёте ни в коммуникацию, ни в организацию.

 

А для чего? Задача ускорения, изготовления массового продукта не стоит.

 

Зато стоит задача освобождение мышления от стереотипов, норм и предметных форм организации.  Это стандарт методологического подхода. Подход в этом смысле снимает в себе все технологии. Технологии это нижний уровень реализации: это перевод материала в продукт. Но надстройка знаниевая над этим соединена с инструментарием и нормами употребления и использования. Если вы отделяете знаниевую основу, вы её можете передавать, транслировать. Так обучали логике а не мышлению: логику выучил, применять нормативно научился – и мышление, следовательно, есть. Детерминированность была прямая: Если вы выучили логику, значит вы мыслите. Но так же не происходит, на самом деле. Если вы в предметной онтологии: где свой язык, свои модели, то вас там не надо логике обучать, вы должны это всё освоить: все эти языки, модели, представления, инструментарий. Вы можете и не знать онтологическую подоплёку этого дела – тогда вы «нормальный», как говорил Томас Кун, учёный. А если вы хотите делать прорыв, то вы начинаете этот прорыв делать как Буратино: нос в очаг на стене засовываете, обнаруживаете, что никакого огня нет, и делаете носом дырку, но там есть что-то гораздо более интересное. Так производятся прорывы. Но они происходят не через технологии, а через онтологии, через изменения картин: жизни, объектов, тех или иных предметных организованностей. Для прорыва надо знаниевую часть изучать, а не технологию.

 

То есть у вас этажерка: технологии, знания, онтологические представления.

 

Да. И если мы обсуждаем технологии мышления, то нужно обсуждать не технологии мышления как такового, а отвечать на вопрос: «Что за мышление?  В какую деятельность оно включено?» Георгий Петрович не зря требовал использовать схему мыследеятельности как принцип: то есть как неразрывное. Мыследеятельность не разрывается. Это целостность тёх ипостасей деятельности: мыслительной, коммуникативной и собственно практической. Это неразборная штука.

Но вы должны знать, к какой это деятельности вы хотите применить. Можно ли это применить или нельзя:  вы можете практически проверить, что я делал огромное количество раз. У меня в этом смысле огромное везение: я смог себя употребить в самых разных деятельностях - и в инженерии, и в обучении, и в организации.

Но в разговоре про методологию и технологии есть одна часто упускаемая деталь… Георгий Петрович был абсолютно прав, когда говорил, что если вы хотите методологию изучать, вы должны жить соответственно методологически. И предупреждал, что вы при этом должны быть готовы к тому, что вас будут воспринимать, как шестиногих воробьёв и отстреливать всеми имеющимися средствами. Мы тогда хихикали над подобными утверждениями, но когда столкнулись с этим непосредственно в практике, то поняли, что именно так всё и происходит: вас начинают отстреливать. При этом независимо от того, где вы находитесь – наверху иерархии организационной, в середине или внизу.

А что значит жить методологически? Это означает служение. Можно сколько угодно употреблять разработанные методологией средства. Георгий Петрович всегда говорил: «Это всё наше: и твоё, и моё и его. Можешь взять – возьми!» Но вторую часть говорил реже: «Этому служить надо, как кнехт».

 

Беседу вела Юлия Грязнова

 

 

Комментариев (0)
Добавить комментарий: