Вход
e-mail:
Пароль:
 
  Забыли пароль?
 Методология в России Вход Регистрация Архив сайта

Цитата месяца

«Однажды я заметил Райху, что у меня есть определение счастья. Он поднял брови, посмотрел на меня насмешливо и спросил, как я это понимаю. Я ответил: «Счастье есть осознание роста». Его брови опустились, и он прокомментировал: «Неплохо».

                                                                                       А.Лоуэн «От Райха к биоэнергетике»

 

Колонка редакции

Содержание журнала

Communicarium / Дискуссии / Эпистолярий "Про чтение"

Версия для печати

Ю.Грязнова (6.02.07.)

Про рефлексию. Это я точно по введению представления о рефлексии из работы «Коммуникация, деятельность, рефлексия» и по Лефевровскому представлению рефлексии. (см. приложение внизу).

Рефлексия – это просто выход в более объемлющую по отношению к той, где вы сейчас, позицию. При этом с интенцией – узнать – как оно там устроено. Поэтому – знаниевый захват. Поэтому рефлексия всегда направлена на себя (как на свои средства, как на свою позицию, как на свою ситуацию – это уж как рефлексию организуете. И ваш вариант – поворот от объекта к средствам – это один из вариантов рефлексии. Но, я ещё раз говорю, что ДРУГОЙ СХЕМЫ, поворачивания на себя я не знаю. А вы знаете?

И про инструкцию к утюгу я вам отвечала из этого представления о рефлексии. Чтение любых инструкций просто обязано быть рефлексивным. Вы читаете, затем прикладываете это к настоящей ситуации и говорите: а, вот сейчас  я сделаю это. Делаете. Потом вновь возвращается к инструкции – и делаете следующий шаг. ВЫ делаете. И представляете себе ОБЯЗАТЕЛЬНО пока читаете инструкцию, как вы это сделаете. Себя делающего представляете. Человек с полным отсутствием рефлексии инструкцию прочитать не в состоянии. Даже самую подробную.

Но в ваших различениях (или близко к вашим) тогда выделяются три типа чтения:

1)      без рефлексии вообще. Типа прочёл и знает, что «Волга впадает в Каспийское море» - ни что такое море, ни где оно и т.п. – не важно.

2)      Без собственной конструкции рефлексии, когда вся рефлексия оформлена конструкциями читаемого текста – кот сюда и массовое чтение, и Космо и ваше инструментальное чтение попадает

3)      И, наконец, чтение, внутри которого работают собственные читательские представления и рефлексия.

 

2.

Инструкций по написанию пресс-релизов масса. Хорошо, сосканирую ч-нибудь – пришлю. Но в целом всё сведётся в тому, что ваше сообщение должно заинтересовать редакцию данной газеты и её потенциальную аудиторию. Вы должны эти интересы понимать, знать, какая нынче информационная повестка дня, постараться в неё вписаться, хорошо, когда в пресс-релизе упомянуты фигуры, интересующие читателей, а также цифры. И о том, что основной тезис должен быть с самого начала. И т.п.

 

3.

Про ответы и вопросы. К кому обращён вопрос? Вопрос вообще ни к кому не обращён. Но вы можете его обратить к себе, и обращаете. А вы зачем читаете? Я – для поиска вопросов. Потому что нормальный способ жизни – это жизнь внутри вопросов (проблем). Это уж совсем методологическое представление (если учесть, что и онтология фиксирует не как мир есть, а какие в нём есть проблемы, а потом люди живут в онтологии, для разрешения этих проблем, при этом, зная, что в целом они неразрешимы). Но это ценностные вещи какие-то, наверное. В том числе. Какие книги остаются в «классике»: те. Которые до сих пор ставят перед нами вопросы, которые мы так и не разрешили. Вот, Анна Каренина – скучная сюжетно: все вопросы исторически решены. А Обломов – самый что ни на есть актуальный текст, потому что жизненный и ценностный конфликт и выбор до сих пор не разрешён, а стал ещё острее. Вообще – текст прочитанный без полученных в итоге вопросов – потраченное попусту время (это уже моя персональная радикальная точка зрения).

 

4.

Вернулись к Витгенштейну (как к примеру). Видите ли, дело в том. Что когда вы не понимаете словесную конструкцию, то это означает две вещи (это я как диагност работаю, потому что с такими ситуациями работаю всё время):

1)      вы не прояснили для себя – а какова интенция пишушего: он зачем это пишет, кому, против кого, за что, что отстаивает, о чём беспокоится. Вы должны сделать усилие и прорваться сквозь текст к этому. И при этом прорыве вы должны ещё (рефлексивно) позаимствовать позицию пишушего. И вам основные направляющие текста станут понятны.

2)      Если у вас это уже есть, а словесные конструкции всё равно ещё туманны, это означает, что вы не осуществили перевод текста в схемы, не выделили схем за читаемым текстом. Начинать нужно с топики, а дальше можно и к более операционализированным схемам.

И вы правы –плохо мой текст организует вашу релексию, потому что вы всё время стараетесь ускользнуть в обсуждение объектов: чтение-1, чтение-2 – а мы с вами уже давно обсуждаем ситуации, где возможен разговор о чтении, инструменты, понятия, с помощью которых говорим о чтении.

 

8.

Если для вас свободное чтение – чтение для развлечения или отдыха. То я тут пас. Элемент эпохе, вырывания себя из бега и деятельности в чтении есть. С точки зрения телесных практик это можно назвать отдыхом. Но это не интересно, как некая производственная гигиена или телесноориентированная терапия. Отдых, развлечение – это вторичные характеристики для чтения, когда вы его вставляете либо в зравоохранение и гигиену. Или же в сферу потребления. Но это не сущностная характеристика. Я бы вообще этим «свободное чтение» не пользовалась. Потому что не понимаю – зачем.

А вот то,что инструментальное и ответное чтения можно отождествить – да. М.б. это и продуктивно. Правда, далее выделяя там уже указанные три уровня рефлексии.

 

9.

Ну, теперь выяснили, что я имею в виду под рефлексией. И следовательно под маскультным чтением: где вам уже рассказали – как всё устроено – и теперь в этой схеме вы мир рефлектируете. Пелевин играет с такими вещами, но у него всегда есть для рефлексивных читателей лазейка, которой они, при желании, могут воспользоваться, выйти из под его конструкций, но тогда запускается собственная рефлексия, потому что нужно выстраивать оппозицию или делать достройку его конструкции. Или вот схема, которая всем пришлась очень: есть Люди, а есть Иные (это Дозоры Лукьяненко). Да и раньше сколько этого было: мальчики косили под Печорина, девочки вели себя как Наташи Ростовы. Вот вам – заданные формы рефлексии себя, собственных действий и ситуаций. И вы правы. Есть тексты, которые двусторонни: могут быть прочитаны масскультно, а могут и с собственной рефлексией. А есть книги – чистый масскульт – там, сколько не старайтесь – рефлексия у вас не заведётся – ну. Только если не выйти в тот уровень рефлексии. Где вы будете думать не про текст и внутри текста, а про данный текст. Как социокультурный феномен. Но это уже не очень интересно. Это профессиональная позиция критика. 

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

«Представим себе, что какой-то индивид производит деятельность, заданную его целями (или задачей), средствами и знаниями, и предположим, что по тем или иным причинам она ему не удается, т.е. либо он получает не тот продукт, который хотел, либо не может найти нужный материал, либо вообще не может осуществить необходимые действия. В каждом из этих случаев он ставит перед собой (и перед другими) вопрос: почему у него не получилась деятельность и что нужно сделать, чтобы все-таки получилось то, что он хочет.

Но откуда и как можно получить ответ на такой вопрос?

Самым простым будет случай, когда он сам (или кто-то другой) уже осуществляли деятельность, направленную на достижение подобной цели в сходных условиях, и, следовательно, уже есть образцы такой деятельности. Тогда ответ будет простым описанием соответствующих элементов, отношений и связей этой деятельности, лишь переведенным в форму указания или предписания к построению ее копии.

Более сложным будет случай, когда деятельность, которую нужно осуществить в связи с поставленными целями и данными условиями, еще никогда никем не строилась и, следовательно, нет образцов ее, которые могли бы быть описаны в методических положениях. Но ответ все равно должен быть выдан, и он создается, теперь уже не просто как описание ранее совершенной деятельности, а как проект или план предстоящей деятельности.

Но сколь бы новой и отличной от всех прежних ни была проектируемая деятельность, сам проект или план ее может быть выработан только на основе анализа и осознания уже выполненных раньше деятельностей и полученных в них продуктов.

Каким должен быть этот анализ и фиксирующие его описания, и каким образом проект новой деятельности будет опираться на подобные описания - все это вопросы, которые должны обсуждаться особо (и частично они будут затронуты дальше). А нам важно подчеркнуть, что во всех случаях, чтобы получить подобное описание уже произведенных деятельностей, рассматриваемый нами индивид, если мы берем его в качестве изолированного и "всеобщего индивида", должен выйти из своей прежней позиции деятеля и перейти в новую позицию - внешнюю, как по отношению к прежним, уже выполненным деятельностям, так и по отношению к будущей, проектируемой деятельности.

Это и будет то, что мы называем рефлексивным выходом: новая позиция деятеля, характеризуемая относительно его прежней позиции, будет называться "рефлексивной позицией", а знания, вырабатываемые в ней, будут "рефлексивными знаниями", поскольку они берутся относительно знаний, выработанных в первой позиции. Схема рефлексивного выхода будет служить первой абстрактной модельной характеристикой рефлексии в целом.

Рассматривая отношения между прежними деятельностями (или вновь проектируемой деятельностью) и деятельностью индивида в рефлексивной позиции, мы можем заметить, что последняя как бы поглощает первые (в том числе и ту, которая еще только должна быть произведена); прежние деятельности выступают для нее в качестве материала анализа, а будущая деятельность - в качестве проектируемого объекта. Это отношение поглощения через знание выступает как вторая, хотя, как мы увидим чуть дальше, неспецифическая характеристика рефлексии в целом.

Отношение рефлексивного поглощения, выступающее как статический эквивалент рефлексивного выхода, позволяет нам отказаться от принципа "изолированного всеобщего индивида" и рассматривать рефлексивное отношение непосредственно как вид кооперации между разными индивидами и, соответственно, как вид кооперации между разными деятельностями. Теперь суть рефлексивного отношения уже не в том, что тот или иной индивид выходит "из себя" и "за себя", а в том, что развивается деятельность, создавая все более сложные кооперативные структуры, основанные на принципе рефлексивного поглощения. Вместе с тем мы получаем возможность даже собственно рефлексивный выход отдельного изолированного индивида рассматривать тем же самым способом как образование рефлексивной кооперации между двумя "деятельностными позициями", или "местами"».

Г.П.Щедровицкий «Рефлексия» (фрагмент работы «Коммуникация, деятельность, рефлексия» // Исследование рече-мыслительной деятельности, - Алма-Ата, 1974.), http://v2.circle.ru/archive/online/pg74i/print

 

 

Комментариев (0)
Добавить комментарий: