Вход
e-mail:
Пароль:
 
  Забыли пароль?
 Методология в России Вход Регистрация Архив сайта

Цитата месяца

«Однажды я заметил Райху, что у меня есть определение счастья. Он поднял брови, посмотрел на меня насмешливо и спросил, как я это понимаю. Я ответил: «Счастье есть осознание роста». Его брови опустились, и он прокомментировал: «Неплохо».

                                                                                       А.Лоуэн «От Райха к биоэнергетике»

 

Колонка редакции

Содержание журнала

Communicarium / Дискуссии / Эпистолярий "Про чтение"

Версия для печати

Ю.Грязнова (1.02.07.)

1 февраля 2007

Ю.Грязнова

 

Да, наверное, Вы правы, Марк Владимирович! Я точно помню, что даже сама заметила, что на какой-то вопрос не ответила, пропустила. Теперь думаю – что, наверное, пропустила не один. А почему? Мне они были неинтересны, казались незначимыми или наоборот слишком сложными? Как-то выборочно сработало понимание…

 

Давайте по пунктам.

1.

Про рефлексию. Рефлексия – это же простейший оператор, суть которого состоит в выходе, знаниевом захвате, и возможном последующем создании нового кооперативного места в деятельности или МД. И различать субъективацию и рефлексию не получится – это разные ранги. Субъективация лежит в ряду с объективацией, онтологизацией, кои есть ПРОЦЕССЫ, длинные часто исторические и т.п.И без рефлексии, конечно не происходят.

С пониманием так просто не пройдёшь. И так это и осталось непрояснённым вопросом: как понимание разделить с рефлексией. Хотя свой рабочий ответ я на это имею: понимание всегда содержательно, а рефлексия – чистый оператор – оператор перехода.

 

Но даже с классической точки зрения понимания рефлексии, как знаниевого захвата – чтение инструкции предполагает рефлексивный оператор обязательно. Почему мы, после крушения СССР так смеялись над западными инструкциями (а теперь привыкли?) потому что там разъяснялись такие детали, которые советский рефлексивный человек додумывал спокойно сам. И было смешно, что кто-то не может отрефлектировать ситуацию (например, что нельзя упаковку есть, или нужно не забыть упаковку выкинуть в мусорный контейнер и т.п.). Зато по нашим инструкциям часто невозможно было действовать – они не превращались в знания, создающие и управляющие ситуацией. Я помню эти инструкции: «возьмите болт 358Г и вставьте его в отверстиеБ1» При этом – какой из них какой – понять невозможно.

А вот «Белеет парус одинокий» – вы правы – как раз у меня сын учил сегодня. Спросила – да, никакой рефлексии: воображение чистое – видит картину паруса и моря. И это правильно. К стихам за счёт ритмической формы и рифмы вполне возможно так относиться. И через себя не пропускать ничего. А вот к инструкции – уже никак нельзя.

 

2.

Конечно, автор не знает слова «рефлексия». Это моё слово – слово аналитика. Но автор – либо себе пишет (в стол) – дневник, например, или как Шифферс – чтобы самому понять. Тогда да, он вообще про это не думает. Он самим письмом и его одновременным или чуть отстающим чтением написанного себе эту рефлексию и ставит. то есть пишет, организуя себе эту рефлексию и понимание. И тут я с вами не соглашусь – он, может, не знает, как это сделать, но что он должен сделать он знает. И опытно пишет – пока не получится то, что, наконец, принесёт результат.

А вот автор, который намерен это передавать читателю – он думает об это. А как же? Только он думает: «Покажу я ему вот это (что-то). Пусть увидит, пусть почувствует Это (и формулирует – что)». И любой автор так думает: и художественного произведения. И инструкции, и журналистского текста и т.п. Есть, например, описанные технологии написания пресс-релизов: и там это есть обязательно: впишитесь в информационную повестку дня, дайте яркие цифры и т.п. – то есть что надо сделать, чтобы сначала редакция, а потом читатель включились в момент чтения и начали через это чтение как-то видеть собственную ситуацию. А в театре есть ещё режиссер: это человек, который поверх текстас наявной структурой рефлексии кладёт свою – жёсткую – и заставляет текст работать как жёсткую рефлексивную конструкцию.

 

3.

Да. Про смысл мы с вами поняли друг друга. Смысл возникает на сопоставлении локальной и большой ситуаций.

 

4.

Про ответы и диалоги

Текст сам не есть ни ответ ни вопрос. Я же говорила о тексте, с точки зрения читателя, и не с точки зрения того, что есть текст. а с точки зрения того. что хочется получить в итоге прочтения? Ответ или вопрос. Это два способа чтения текста. Текст вообще оказывается наиболее демонстративным объектом, который демонстрирует, что про объект невозможно говорить вообще, а только из конкретной позиции. То есть методология это давно затвердила, но мы с вами всё равно на это наталкиваемся. Когда мы говорим – «текст – это…» мы обязаны сказать, из какой позиции мы это утверждаем: читателя, автора, издателя, критика и т.п.

И также и Литвинов пишет о «высшем уровне прочтения текста как мысли». Здесь «КАК» - ключевое слово. Текст «может быть прочитан, как мысль» - и дальше Литвинов обсуждает – а что же это значит – прочитать так, что надо сделать. Или можно было бы зайти с обратной стороны – текст, есть форма «выражения мысли» - в процессе выражения и если есть такая задача – выразить именно мысль.

 

5.

Вот этот кусок для меня не очень понятен «Для начала текст связан с рефлексией автора (говорящего, пишущего), а уж потом – читателя. Хочется сказать, что он организуется рефлексией автора и организует рефлексию читателя, но это чересчур кристально, чтобы быть правдой: в первом случае есть еще мышление, во втором – понимание. Кстати, в примере с Достоевским Вы как-то его опустили»

Кого я опустила? Мышление? Понимание? Но я вообще пока про Чтение в рамках «мышления» не говорю. Специально. Потому что это слишком сложная тема. Тем более, не возьмусь утверждать, что у автора мышление, а у читателя понимание. Откуда такой тезис?

 

6.

Про ситуации и понятийный конструкции.

«Насчет ситуаций и понятийных конструкций. То, что Вы пишете про ГП, Булгакова и Сервантеса, понятно, но причем тут техника чтения? Это же техника развертывания/изложения мысли, техника работы ГП на семинаре, а не читателя его текстов и не его самого, как читателя названных авторов».

 

Конечно, техника работы. Но он же показывает – свою ситуацию читателя, как он читает, переходя от этого в понятию смысла и обратно. Потому что если бы речь шла не о «смысле», то это были бы иные ситуации.

А у нас с вами не всегда понятно. Это формальное понимание ситуации: я спрашиваю, вы отвечаете. Понимание предполагает понимание не только этой ситуации, но многих – тех, которые стоят за моими высказываниями, а с моей стороны – за вашими. Понять ситуацию за текстом – значит, понять, что именно беспокоит, волнует того, кто говорит, зачем, кому, против кого направлен этот текст, и ещё, конечно, культурную ситуацию – компанию, принадлежность к школе и т.п.

Поэтому я так много рассказываю именно ситуаций – про себя, чтобы можно было понять, что я говорю и м.б. увидеть разрывы, моё непонимание ситуации.

И с «Глокой куздрой» всё понятно. Если вы не понимаете ситуацию в целом, как ситуацию лингвистического розыгрыша, то вы просто квалифицируете это, как бред. А если нет, то вы легко по окончаниям и собственным ассоциациям реконструируете персонажей. В зависимости от ближайшего ассоциативного ряда там либо эта куздра кого-то нянчит, либо бъёт смертным боем и т.п.

 

7.

Главное – ситуация непонимания – и есть первая ситуация настоящего чтения (а не стоит в ряду со скукой и т.п.) Ситуация непонимания – это ситуация вызова и препятствия.

 

8.

Про инструменты и нормы… Инструмент – элемент из схемы акта деятельности. Норма – из ВДиТК. В зависимости от того, какая у вас объемлющая – то и будет включённым внутрь. Но в любом случае – это элементы действий, элементы описания действий в определённой ситуации, отвечающие на вопрос «как». А прожективные вопросы: зачем, почему – это что-то другое.

Но это нужно додумывать

 

9.

Конечно, цели в тексте «не ищут». Просто в силу опять же того, что текст помогает вам поставить рефлексию – вы начинаете об этом (целях) думать – и сами как-то на этот вопрос отвечаете.

А про тексты массовой культуры, да, вы правы, наверное. Собственно масс-культные тексты  это же тексты, где начало рефлексии и её конец (результат) уже заданы. Жёстко заданная рефлексия, без вариантов, без собственных усилий. Коэльо пресловутый. Вроде и философия, но философия без усилий. И, главное, других результатов прочтения этого текста быть не может. Читателя берут с самого начала и необременительно для него ведут.

 

P.S.

В принципе, сложилось у меня несколько тезисов про чтение. Постараюсь в выходные выбрать время и написать вам. Тогда сможем и обсудить тезисы на конференцию. Остался месяц – можно думать J

 

ЮГрязнова

 

 

Комментариев (0)
Добавить комментарий: